Содержание
Эссе выступает наиболее современной формой аттестации, так как имеет явные преимущества по сравнению с другими формами контроля. Оно может показать степень овладения учеником той или иной компетенцией еще на ранних стадиях обучения, что позволяет вовремя ликвидировать пробелы в усвоении учебного материала. На основе полученной в результате проверки эссе информации преподаватель намечает пути дальнейшего построения учебного процесса, корректирует содержание и методы обучения.

Готовое эссе на тему «Вечная тема в творчестве Достоевского»

Федор Михайлович Достоевский – один из самых спорных, одиозных писателей на карте мировой литературы XIX-XX веков. Негативное отношение к его творчеству в России – СССР особо обострилось в связи с признанием социалистического реализма как основного метода творчества многонациональной советской литературы. А. М. Горький на Первом Всесоюзном съезде писателей СССР (1934 г.) в своем докладе «Советская литература», в частности, сказал: «Достоевскому приписывается роль искателя истины. Если он искал – он нашел ее в зверином, животном начале человека, и нашел, не для того, чтобы опровергнуть, а чтобы оправдать…». Это заявление было сделано с трибуны Колонного зала Дома Союзов в присутствии не только делегатов из республик, автономий, округов СССР, но и гостей из США, Франции, Испании, Греции, Турции, Чехословакии, Голландии, Норвегии, Швеции, Дании, Англии, Японии, Китая, Австрии.

Настороженное отношение к творчеству Ф. Достоевского в советской стране сохранялось, по сути, до второй половины ХХ века. Тому подтверждение – 30-томное (полное) собрание сочинений классика было осуществлено лишь в 1972-1988 годах.

На этом фоне представляется чрезвычайно актуальным вузовское освоение творческого наследия Ф. Достоевского – объективное, многомерное.

Данное исследование пронизывает мысль Достоевского: «Человек – сложное создание: «Бог с чертом сражаются, и арена борьбы – сердце человека». Мы исходим также из признания самого Достоевского: он – писатель «текущей действительности», в отличие от Л. Толстого.
Советская наука о Достоевском, скажет в своей статье «Роман Ф.М. Достоевского «Идиот», Л. И. Мегаева, много сделала для раскрытия социально - психологического и художественного своеобразия романов Ф.М. Достоевского.

Но «этого нельзя сказать, – верно замечает В. А. Недзвецкий, – о внутреннем философско-онтологическом плане произведения, в особенности о тех его мотивах, которые прямо или косвенно восходят к текстам или ситуациям «Нового завета».

За время каторги, которое предшествует времени написания романа «Идиот», многое меняется в мировоззрении Достоевского, а главное: отношение к человеку. Если революционеры-демо-краты говорили, что человек добр по натуре, то есть надо изменить среду и человек изменится, то каторга показала, что суждение это ложное: «Если утверждать, что человека сделало злым общество, то значит – лишить его свободы. Человек вменяем, отвечает за свои поступки, так как он сам свободно выбрал этот путь».

Наблюдая за каторжниками, Достоевский говорит: один тип преступников не виноват (преступления, совершенные под давлением среды), но есть и другой тип – люди, которые совершают преступления без всякого воздействия среды, – они виноваты, так как поступали свободно. Достоевский обращается к глубокому изучению человека: «Человек не может быть или добр, или зол».

Развивается новая философия человека, направленная против теории среды. В человеке есть три слоя: 1-й внешний, который во многом определяется средой, воспитанием. Но это только первичный слой, он не проявляется в самых трудных ситуациях. 2-й слой – более глубинный: идеологопсихологический (психология, его идеи, его мировоззрение, эмоциональная сфера). В этой глубине в человеке борются два начала – добро и зло. Эта борьба носит идеологический характер. Добро и зло полярны и совершенно свободно они не могут переходить друг в друга, они существуют самостоятельно. Поэтому человек свободно выбирает либо доброе, либо злое начало. Трагедия человека заключается в том, что и добро и зло независимы, свободно проявляются в результате выбора. Но Достоевский был уверен в том, что есть еще 3-я глубина человеческой сущности – метафизическая, данная Богом. В человека есть врожденное чувство добра и зла. Богом заложен инстинкт добра для других.

В отличие от восточной философии фатализма, которая говорит, что Бог вложил в человека бессмертную душу, по мысли Достоевского, Бог дает еще один атрибут – свободу.

Задача писателя и заключается в том, чтобы раскрыть эту сложную борьбу добра и зла в человеке. Человек суть душа, но есть и тело, которое жаждет блага лишь себе. Очень часто Карамазов говорит: «Все, что душе кажется ужасным, кажется прекрасным сердцу».

Это борьба между божеским и дьявольским началами. Это и есть главная задача художника: «Я хочу выяснить начало и конец сущности человека». Психологизм Достоевского заключается в раскрытии борьбы между добром и злом.

Достоевский делает настоящий переворот в видении жизни и отражении ее в искусстве. Поэт-автор, отражающий жизнь, может встать над этой жизнью и произнести однозначный приговор: жизнь предстаёт в движении.

Если перед нами настоящий художник, он должен предвидеть, увидеть в этом жизненном многоголосии начинающуюся тенденцию.

В 1997 году вышла небольшая, но очень глубокая и содержательная книга В. А. Недзвецкого «Русский социально-универсальный роман XIX века», где в последней главе, посвященной романам Ф. М. Достоевского и Л. Н. Толстого, рассматриваются евангельские мотивы в произведениях этих писателей. В результате сопряжения этих элементов и создается романический эпос Толстого и романизированная мистерия Достоевского.

Анализируя «Преступление и наказание», автор отмечает и евангельский мотив – воскрешение Лазаря, лежащий в основе сюжета романа, и дважды повторяющийся мотив тридцати серебренников, полученных Иудой за предательство Христа, христианский мотив гроба, исхода, голгофы и т.д..

Приводя евангельские фразы, мотивы, детали, следует, однако, помнить, что идея воскресения в «Преступлении и наказании» присутствует «не в неком отвлеченном и разрозненном виде. Гениальность Достоевского-художника, а не только христианского мыслителя блестяще проявились в его романе умением компоновать и интегрировать всю обширную проблематику, а также и все сюжетные линии этого произведения посредством, по существу, одной мистеральной «истории» Нового завета. Именно – легенды о воскрешении Лазаря».

Замысел романа «Идиот» органически вырастает из замысла «Преступления и наказания», – отмечает один из выдающихся исследователей творчества Ф. М. Достоевского, критик и философ русского зарубежья К. В. Мочульский. Действительно, и в романе «Преступление и наказание», и в романе «Идиот» – главная поэтическая идея, вдохновившая писателя, – это идея спасения России, молодого поколения от всеразрушающих «дьявольских» идей атеизма, нигилизма, вседозволенности, порожденных хищническим буржуазным строем с его всесилием денег, всеобщим падением нравственности, ростом преступности и т.д. Действие обоих романов развертывается в самом буржуазном городе России, в ее столице – Петербурге.

Писался роман «Идиот» очень трудно:
  1. Центральный образ никак не вырисовывался, Достоевский жил еще в мире Раскольникова, и в первых вариантах это эгоист, яркий индивидуалист.
  2. Достоевский еще не выработал поэтической программы романа. Главная идея, которая его подвигла к созданию романа, – вдохновенная поэма о «положительно прекрасном» человеке, единственном утешении человечества.
Достоевский ставит вопрос не о положительном герое времени, а о человеке – образце всех времен и народов. В письме к С. А. Ивановой Достоевский пишет: «Создать «положительно прекрасного героя» страшно трудно, потому что идеал не выработан еще нигде, где же искать его? Все писатели, не только наши, но даже все европейские, кто только ни брался за изображение положительно прекрасного – всегда пасовал. Потому что эта задача безмерная. Прекрасное есть идеал, а идеал ни наш, ни цивилизованной Европы ещё далеко не выработался.

На свете есть одно только положительно прекрасное лицо – Христос, так что явление этого безмерно, бесконечно прекрасного лица уж конечно есть бесконечное чудо». Достоевский обращается к совершенству: Христос – самый совершенный Богочеловек. Он пытается найти реальных людей, реальные образы. Хотя евангельские мотивы очень сильны, но Мышкин – не Христос. В письме А. Н. Майкову Достоевский сообщал: «Давно уже меня мучила одна мысль, но я боялся из неё сделать роман, потому что мысль слишком трудная и я к ней не приготовлен, хотя мысль вполне соблазнительная, и я люблю её. Идея эта – изобразить вполне прекрасного человека. Труднее этого, по-моему, быть ничего не может, в это время особенно».

В новом романе Достоевскому хотелось создать героя, «жаждущего деятельного добра, цельную натуру, выражающую идеал красоты, чистоты, человечности. В связи с этим в первоначальном образе Идиота появляются черты, уже подготавливающие будущего Мышкина. Он «чудак», «тих», у него «очень слабое здоровье», «поражают его простота и смирение», «он иногда начинает читать всем о будущем блаженстве».

Вторая проблема – проблема красоты. Достоевский считал, что красота –великая сила, которая должна творить гармонию, но Достоевский видел двойственность сути красоты, которая должна творить гармонию: как только красота осознает себя, появляется ярко выраженный индивидуализм. Достоевский нащупывает противоречие: происходит борьба двух начал – божеского и дьявольского. И внутренняя композиция романа продиктована представлениями Достоевского о двойственности добра и красоты.

Всё творчество Достоевского является гигантской подвижнической работой постижения тайны присутствия Божия в мире тайны и человека. В произведениях Достоевского всегда в тесной связи сосуществует временное и вечное, реальное и мистическое… Каждый персонаж романа «Идиот», с одной стороны, проходит вечный путь человека перед лицом мировой истории, с другой – он весь принадлежит самому насущному и кратковременному настоящему – «злобе дня».