Содержание
Участники современного образовательного процесса постоянно сталкиваются с новыми задачами, возникающими при его творческом преобразовании. Актуальным становится обучение специалистов востребованных специальностей, в рамках которого студенты сталкиваются с необходимость написания эссе по различным предметам.
 

Готовое эссе на тему «Роль СМИ в современном обществе»

Важным событием, получившим большой резонанс в научной жизни конца девяностых, стало появление трехтомного фундаментального исследования американского социолога Мануэла Кастеллса «Информационная эра: экономика, общество и культура», посвященного становлению информационного капитализма. Оно представляет наиболее мощную и влиятельную тенденцию в развитии западной социологической науки, связанную с обоснованием идеи современного мира как сетевого общества, в котором центральную роль играют новые средства массовой коммуникации.

Обобщая опыт зарубежных коллег российские ученые высказывают предположение, имеющее отношение в том числе и к современной российской действительности: по мере усиления медиатизации экономических и социальных процессов, а также усиления влияния процессов массовой коммуникации на жизнь общества происходит трансформация «человека социального» в «человека медийного»: homo economicus → homo socialis → homo mediatus.

Таким образом, в пеструю палитру множественных одномерных моделей человека, создаваемых на разных этапах развития западноевропейской культуры различными школами и направлениями философии и философской антропологии («Homo faber», «Homo economicus», «Homo sapiens», «бунтующий человек» Камю, «новый человек» Тоффлера, «фрагментарный человек», «человек-киборг», «человек обучающийся», «человек универсальный», «человек клонирующий» и др.) предстоит вписаться еще одной, одномерной модели, сформулированной в рамках отечественной журналистики – «человек медийный».

Чтобы дать оценку этой модели и определить ее место в «открытой» «интеркоцептуальной» системе резонирующих моделей человека с точки зрения предлагаемого нами в настоящей работе подхода, рассмотрим логику рассуждения наших коллег.

Ученые России опираются на становящуюся сегодня все более актуальной концепцию сдвоенного рынка СМИ, которая интегрирует рынок товаров (содержания) и рынок услуг (доступ рекламодателей к целевым аудиториям). Эта концепция была разработана на основе гипотезы, выдвинутой еще на рубеже 1950-1960 гг. Д. Смайтом. Согласно гипотезе Смайта, главным «товаром» СМИ является аудитория.

Медиаиндустрия возникает только тогда, по мнению исследователей, когда медиакомпании конструируют и производят аудиторию СМИ, доступ к которой затем продается рекламодателям. Причем, аудитория рассматривается как производная, полученная в результате реализации политических стремлений властных элит. Такая логика приводит к признанию того, что сами отношения между людьми – субъектами рынка – принимают форму «товара», имеющего фантомную объективность и являющегося источником стоимости, которая определяется рынком и на рынке. То есть, в рамках таких рассуждений мы получили умозаключения, которые поистине даже не «говорят», а «кричат» о смерти человека (вспомним известный тезис Мишеля Фуко). Информационная эра становится, таким образом, эрой действительных «похорон человека». Человек медийный поглощает человека разумного, человека человечного. Так ли это? И имеем ли мы право допустить подобные процессы в России, на родине Л.Н. Толстого, который с такой силой и изяществом в своем произведении «Крейцерова соната» показал, каким может быть трагический финал магического воздействия музыки. Да, музыка, пусть даже столь возвышенная и тонкая, как «Крейцерова соната» Бетховена, но звучащая извне, провоцирующая «бурю» чувств извне, является, согласно Л. Толстому, настоящим насилием над человеком, не говоря уже о направленном воздействии СМИ, которые «конструируют и производят аудиторию, причем доступ к этой аудитории затем продается рекламодателям»!

Концепция сдвоенного рынка СМИ «Homo mediatus», весьма уязвима. Ведь уже давно стало ясно, что человек – это далеко не «tabula rasa» (чистая доска), некое чистейшей воды «ничто». Он несет в себе определенный «внутренний мир», который, безусловно, может быть наполнен разным содержанием. Но важно, что он есть и что СМИ «конструируют и производят аудиторию» не с чистого листа. Существует так называемое исходное состояние аудитории, которое является результатом взаимодействия многих социо-культурных факторов, в том числе экономических, политических, религиозных и др..

Все это говорит о том, что «Homo mediatus» является еще одной одномерной моделью человека, схватывающей лишь часть столь сложного феномена, каковым является человеческая реальность, в упрощенной, идеализированной форме. Эта модель отражает реальные процессы возросшей роли СМИ.

Другое дело, что такие процессы нуждаются в законодательном регулировании со стороны государства и общественности, а использование самой модели «человек медийный» в журналистике имеет свои границы. Недопустимо, чтобы влияние СМИ перерастало в преступное «зомбирование» человека, в результате которого формируется социально опасная «аудитория» с криминальными наклонностями. В постсоветском пространстве еще сохраняется тот «внутренний мир», который позволяет оказывать сопротивление внешней экспансии медиаиндустрии, нередко усиливающей «изрядную дозу жизнебоязни» (Хюбшер). Именно поэтому, как это ни парадоксально, в непредсказуемой для Запада России «человек бунтующий» теснит и мешает обустроиться «человеку медийному».

Причем, удивительно, что здесь в «человеке бунтующем» сочетается, казалось бы, не сочетаемое – экзистенциальный «бунтующий человек» Камю и картезианский «Homo sapiens», т.е. бунтующим становится «человек разумный»! И это все происходит в пост советском пространстве! В качестве мощного механизма, защищающего «аудиторию» от вероломства медиаиндустрии должен выступать принцип универсального сомнения РенеДекарта. Именно декартовская установка сознания «cogito ergo sum» – «я сомневаюсь (мыслю), следовательно, я есть, я существую» - в состоянии препятствовать превращению в раба человека «продаваемой аудитории». В этой связи весьма показательна аргументация, которую использует Декарт для обоснования принципа универсального сомнения – ссылка на бога-обманщика: «Итак, - рассуждает Декарт, – я предположу, что не всеблагой Бог, являющийся верховным источником истины, но какой-нибудь злой гений, настолько же обманчивый и хитрый, насколько могущественный, употребил все свое искусство для того, чтобы меня обмануть». Аналогия здесь вполне прозрачна. Уж если бог может быть обманщиком, то, что можно говорить о современных СМИ, которые относятся к аудитории как к товару на рынке медиаиндустрии.

Но это то, что касается защитной установки сознания «продаваемой аудитории», – то, что в значительной мере есть. Однако кроме этого новая система СМИ должна отличаться многообразием точек зрения, что позволяет «аудитории» сознательно осуществлять право выбора предпочтительной позиции из предлагаемого контента и тем самым дает возможность человеку «аудитории» оставаться свободным. Для этого должна быть сформирована