Содержание

Эссе - литературный жанр, прозаическое сочинение небольшого объема и свободной композиции. Эссе, как правило, выражает субъективное мнение автора о каком-либо предмете и не претендует на исчерпывающее освещение темы. Для него характерно использование рассуждения и описания в качестве основных функциональносмысловых типов речи, повествование же преимущественно употребляется в иллюстративном материале к излагаемой точке зрения. Языковые средства и стиль изложения эссе обусловлены авторским выбором.

 

Эссе на тему «Медиа в деле международного образования»

В настоящее время приходится наблюдать несколько любопытных явлений и ситуаций в образовательном пространстве, а именно:
  • достаточно продуманные и необходимые управленческие решения в области образования с трудом или вовсе не реализуются на практике, подчас необоснованно критикуются лица, принимающие решения, несмотря на их благие намерения и правильные цели;
  • высокая частотность употребления и вследствие этого «затертость» понятия инновация. Требование инновационности от всех участников образовательного процесса на всех уровнях образования в мировом образовательном пространстве начинает вызывать обеспокоенность научно-педагогического сообщества;
  • все более активное взаимодействие властных структур с экспертным сообществом в целях обсуждения, а затем и поддержки принимаемых решений. Если несколько лет назад приходилось писать о том, что не используется потенциал экспертного сообщества (в России), то в настоящее время ситуация изменяется. Вероятно, был услышан призыв научного сообщества к развитию экспертных процедур, и в настоящее время это имеет место, если учесть наличие и совершенствование экспертных функций Российской академии наук и Российской академии образования;
  • научно-методологические разработки еще не стали инструментом управления и принятия решений, но внимание к результатам научной деятельности понемногу возрастает (по отдельным экспертным оценкам).
Можно продолжить поиск характерных явлений в образовательном пространстве, но суть, как всегда, в простом и известном: на ситуацию влияет время. Именно время требует создания адекватных условий, позиций, формирования акторов для решения конкретных задач, в том числе — создания и внедрения инноваций.
 
В педагогической науке, включая такой ее слабо институализированный раздел как философия образования, ощущается недостаточность осмысления с междисциплинарных позиций современного состояния образования при значительном росте инноваций, касающихся как непосредственно образовательного процесса, так и в целом образовательного пространства.
 
В первую очередь, требует междисциплинарного осмысления время, эпоха как философская категория. Время можно охарактеризовать по-разному, сейчас актуально сделать заявку (не более того) на рассмотрение времени в дискурсе медиа. В последние десятилетия нарастает количество публикаций об эпохе медиа, при этом следует отметить различия в подходах: отечественные авторы пишут о медиа в политическом контексте, зарубежные, вслед за М. Маклюэном, говорят о медиалогии как новом научном направлении, характеризуют время с точки зрения медиа, изучают влияние медиа на человека в информационную эпоху. Целесообразно обратиться к «Азбуке медиа» Норберта Больца, которая обобщает современные взгляды на эпоху медиа. В силу молодости науки, изучающей этот феномен, непродолжительной истории самого предмета изучения, наличия литературы о медиа, думается, сложно найти более емкое, краткое и целостное произведение на эту тему.
 
Что такое эпоха медиа? Эпоха, в которой существуют не только привычные СМИ (радио, газеты и журналы, телевидение), но и новые медиа, связанные с электронной техникой, новыми способами получения и передачи данных. Наша эпоха характеризуется избыточностью информации и невозможностью человека справиться с ее объемами. По мнению большинства исследователей медиадискурса, информация во многих случаях уже управляет человеком. Н. Больц обращает внимание на цифровой характер медиа и хранилища данных. Информация захлестнула мир, сохраняется в неподвластных человеческому разуму количествах.
 
У Больца также имеется интересное наблюдение, изменившее эпоху: «теперь нет общих медиа». С этим утверждением нельзя не согласиться, ведь внимание к разным СМИ, использование различных средств коммуникаций стали «водоразделом» между поколениями «отцов» и «детей». Поколение «отцов», особенно те представители, которые сохраняют позиции в управленческих структурах, фиксируют приход в профессию молодых поколений, использующих совершенно иные приемы управленческой деятельности, основанные на технологичности, инфокоммуникациях и нередком пренебрежении к так называемому «человеческому фактору». Примеров много, но показателен один, из лексики: такие слова, как «человек», «люди», «граждане» заменились словами «человеческий капитал», «людские ресурсы». Заслуживает отдельного разговора тот факт, что педагоги, психологи и даже родители без особых научных наблюдений видят уже и совсем иное поколение — детей, родившихся в цифровую эпоху.
 
Эпоха медиа породила дефицит и времени, и внимания. Казалось бы, компьютерные технологии облегчают поиск информации и ускоряют работу с текстом в самых разных видах. Однако время расходуется на выбор возможностей, предоставляемых медиа. Внимание к каким-то определенным видам коммуникаций или просто поиску информации вызывает расход времени и его нехватку на что-то другое, возможно, также связанное с медиа. Кто из нас не знает, что увлекшись присутствием в социальных сетях, можно забыть о научной работе, досуге, просмотре новостей и фильмов по телевизору? Кто из нас решал не смотреть новости по телевидению, потому что услышал их по радио в автомобиле, а потратить это время на интернет-общение, электронную почту, социальные сети и т. п.? «Мы не невежественны — мы запутались. Однако именно это и не осознается в силу энтузиазма информационной эпохи…».
 
В эпоху избыточности информации и проблем с ее отбором сложным делом стало нахождение информации как основы для принятия управленческих решений. Исчезла ясность подхода, утрачиваются прямые причинно-следственные связи между проблемой, ее определением и поиском путей решения (по принципу «от обратного»). Вспомним недавнее прошлое. В системе образования, как правило, исторически не было возможности скорых решений, но это само по себе могло быть и плюсом. Происходило накопление некоей «критической массы» негативных явлений, отставаний, затем после осмысления значительного числа рядоположенных фактов и негативных результатов, говорящих о сбое в системе или стагнации, принималось решение, готовность к исполнению которого была в силу указанных причин достаточно высокой. При этом не вставал остро вопрос о репрезентации и интерпретации такого решения, как впрочем, и не рассматривалась проблема рисков при реализации назревших и принятых решений. Они были ответом на проблему. Действительно, это были ответы управленческих структур на возникшие на практике острые вопросы. И такие ответы, именуемые реформами (модернизацией, стратегией), осуществлялись сверху вниз и касались очевидных и конкретных вещей. Возможно, историки педагогики, анализируя ход образовательных реформ, могут сказать об объемах (охвате) изменений. По экспертным оценкам, создается впечатление, что охват модернизацией (реформированием) становится все шире, то есть все больше структур, уровней и иных составляющих образовательного пространства охватываются изменениями. При этом поиск причин затруднен, многофакторность появления проблемы очевидна и — вместо причин появляются поводы для решения проблемы. Позволю себе заметить, что причина требует устранения, обычно это происходит тактическим путем, нанизыванием нескольких мер, осуществлением нескольких последовательных шагов по решению проблемы. Повод же требует поиска стратегий, крупных действий и — появляются стратегии, реформы, модернизации. Прагматичное время требует инноваций и их реализации, а следовательно, планов и мероприятий, проектов и дорожных карт. Все это само по себе не несет положительной или отрицательной коннотации, однако требует внимания к вопросам репрезентации и интерпретации предлагаемых инновационных мер по реформированию, потому что они усложнены, не носят прямого, опосредованного состоянием и потребностями практики характера.
 
Критично и то, что в настоящее время стал возможен призыв к инновациям как самостоятельное требование управленческих структур (без указания на предмет, цель и задачу инновации). Ответ системы, особенно в эпоху медиа, может быть и таким: формализация подходов (в виде проектов, программ, дорожных карт и прочего с использованием «инновационной» лексики), распространение информации и интерпретация происходящего как инновации на уровне слов, а не дел. Чем шире и подробнее описано явление как модернизационное (читай: инновационное) в СМИ, чем больше людей откликнулись на это явление и назвали его таковым в социальных сетях, чем референтнее был состав участников и гостей на том или ином «инновационном празднике», тем скорее это педагогическое событие, действие будет сочтено инновационным, вне зависимости от реальной оценки и фактического статуса данного явления.
 
Столь же злую шутку играет эпоха медиа с результатами экспертной оценки. Эксперты могут, способны дать достаточно объективную оценку того или иного педагогического «продукта» (учебника, методического пособия, образовательной программы). Конечно, личностные и корпоративные интересы и уровень профессионализма значительно влияют на экспертное заключение, но в системе образования профессиональный подход пока преобладал над субъективным. Однако в непростом случае, когда в силу высоких финансовых затрат на тот или иной проект («продукт») никак нельзя иметь отрицательное экспертное заключение (а оно возможно со стороны профессионального сообщества), на помощь приходят манипулятивные по литтехнологические практики эпохи медиа. Организация широкого («всенародного») обсуждения в Сети определенного образовательного «продукта» или явления, где участвуют тысячи людей, ведет к удобной интерпретации итогов данных обсуждений. Сетевое обсуждение видится значительным положительным действием, ведет к ощущению принципиальности и прозрачности обсуждения. Таковым оно и может быть. Но может и не быть, а станет технологической манипуляцией с нужным результатом.
 
Речь идет об осознании мощи влияния эпохи медиа на образовательное пространство и образовательную среду, необходимости учета тех рисков, которые несет их влияние на образовательное пространство и субъектную деятельность в его рамках. Мы, конечно, не можем исключить этого влияния. Однако научные исследования помогают разработать основы управления информационными коммуникациями, создать специальные программы обучения субъектов образовательного пространства умению владеть данными технологиями, умению распознавать характер и направленность коммуникативных стратегий и выстраивать соответствующее взаимодействие при интерпретации, особенно того, что является новым и требует точного представления и осмысления.